Швейцария практична и целесообразна

Швейцария практична и целесообразнаМожете ли вы назвать самого знаменитого швейцарца?» С таким вопросом женевские школьники обратились к прохожим ряда европейских столиц. В четырех из девяти метрополий первое место безоговорочно занял Вильгельм Телль, в остальных пяти люди вообще не смогли назвать ни одной швейцарской знаменитости. А ведь немного подумав, они могли бы вспомнить писателей Макса Фриша и Фридриха Дюрренматта, сюрреалистку Мерет Оппенхайм, велогонщика Тони Ромингера, художника и скульптора, одного из лидеров «кинетизма» Жана Тингли, киноактера Бруно Ганца, сыгравшего главные роли в фильмах «Небо над Берлином» и «Бункер», популярного певца и шоумена Вико Торриани, теннисистку Мартину Хингис и еще более успешного теннисиста Роджера Федерера, который даже был признан лучшим спортсменом мира 2005 года, замечательных киноактрис Лизелотту Пульвер и Урсулу Андрее, первого лауреата Нобелевской премии мира Жана-Анри Дюнана, выдающегося психоаналитика Карла Густава Юнга и стремительного легкоатлета Андре Бушера.

О том, что швейцарцами были Альберт Эйнштейн и Юл Бриннер обычно как-то забывается. Наверняка, на ум вам не придет ни один из швейцарских политиков.

Но тут не виноваты ни вы, ни они. Так уж устроена политическая система Швейцарии.

Впрочем, к ней мы еще вернемся. «Швейцария практична и целесообразна, чем несколько скучновата. Существует остроумная и меткая шутка: дескать, хорошо родиться и умереть швейцарцем.

Только что делать в промежутке? Отвечу истинно по-швейцарски: я заполняю его работой», — сказал Фридрих Дюрренматт в одном из своих последних интервью, которое взял у него немецкий еженедельник «Цайт».

Несколько слов о первых впечатлениях. Если, не имея жилья, вы поселитесь самозахватом в пустующем доме берлинского района Кройцберг, а потом наведаетесь к таким же самозахватчикам цюрихского района Ауссерзиль, вам вряд ли придется испытать «культурный шок».

Точно также обстояло бы дело у обитателя шикарной дюссельдорфской виллы, когда он посетил бы «золотой берег» Цюриха (так называют правый берег Цюрихского озера, где разместились особняки, владельцы которых платят коммунальным властям минимальные налоги). А вот если впервые приедет в Швейцарию средний немец, являющийся к тому же жителем небольшого города, да к тому же он попадет в метрополию, вроде Цюриха, или если обычный немецкий студент вознамерится поучиться в Цюрихе пару семестров, для чего ему понадобится скромное пристанище, то в обоих случаях им обеспечен синдром «бедной Золушки».

Студент к своему вящему удивлению обнаружит, что из окон студенческой столовой открывается настолько чудесный вид, что иной загородный ресторан только по этой причине удвоил бы свои цены, однако еда в столовой стоит не дороже, чем в немецкой деревенской гостинице. Зато швейцарские булочки или масло обойдутся вдвое, а то и втрое дороже, чем в немецких супермаркетах. Швейцарский шоколад тоже.

Словом, если дома вы располагаете более или менее приличным заработком, то проживание здесь отодвигает вас к черте бедности. Возможно, мы несколько сгущаем краски, но в общем-то такая картина отражает реальность. Швейцарский уровень жизни принадлежит к наиболее высоким в мире, хотя дороговизна компенсируется соответствующими доходами.

Впрочем, швейцарцы не любят выставлять богатство напоказ. Получается нечто неуловимое, но все-таки ощутимое.

Все кажется чуточку опрятнее, красивее, привлекательнее — города, люди, магазины, одежда… Швейцария служит отличным примером для интуитивно очевидного, хотя логически недоказуемого тезиса, согласно которому деньги и эстетика несправедливым образом внутренне взаимосвязаны.

Но не стоит негодовать по этому поводу; отбросьте зависть и наслаждайтесь — ведь вам по средствам провести здесь хотя бы несколько отпускных дней или даже недель. Если же червячок зависти к швейцарцам все-таки шевельнется, утешьтесь заповедью: не все то золото, что блестит. Как раз за последние годы и здесь кое-что потускнело, обнаружило пятнышки и дало трещинки.

Итак, вас заинтересовала Швейцария? Что ж, вы не одиноки. Швейцарские отели регистрируют ежегодно около шестидесяти шести миллионов ночевок.

Из них 58% приходятся на долю иностранцев (преимущественно немцев — 18,3%). Если вы намереваетесь присоединиться к их числу, не сомневайтесь — встретят вас с радушным гостеприимством. Каким бы сложным ни было отношение швейцарцев к иностранцам, определяющим является простой принцип.

Они различают между иностранцами, которые что-то с собой приносят, и таковыми, которые что-то забирают (или, по крайней мере, намереваются забрать). Никто из швейцарцев не станет оспаривать вклада в развитие страны, сделанного иностранцами за последние века. Достаточно вспомнить такие немецкие фамилии, как Nestle, Knorr или Biihrle, английские Brown и Boveri, не говоря уж о французской фамилии Tissot, а тем более итальянской Maggi.

Но, похоже, авторы этой книги начинают теряться в подробностях, к чему вы, дорогой читатель, должны проявить снисходительность: ведь Швейцария — страна маленькая, а в маленькой стране каждая подробность и любой нюанс имеют существенное значение. Швейцария никогда не обладала колониями — отсутствие доступа к морям и океанам оберегало Альпийскую республику от губительных ошибок и преступлений, — тем не менее разнообразная швейцарская продукция присутствует во всех уголках мира.

Швейцария служит образчиком для сравнения, когда заходит речь о ландшафтных красотах, и эталоном, когда хотят лапидарно охарактеризовать уровень демократии. Не нужно многословия, достаточно назвать Чили демократического периода — южноамериканской Швейцарией, а Ливан тех времен, пока там не разразилась гражданская война, — ближневосточной Швейцарией. С ландшафтами дело обстоит благополучнее.

Тут сравнения более долговечны, будь то Франконская и Саксонская Швейцария в Германии или же Новая Зеландия, которую именуют тихоокеанской Швейцарией. А еще сразу же заметим, что, говоря о швейцарцах, мы, естественно, всегда подразумеваем и швейцарских женщин, в чем проявляем себя истинными швейцарцами, ибо негласным основополагающим принципом для населения этой страны служит стремление избегать любых столкновений и конфликтов — в данном случае с вами, любезные читательницы — еще до того, как они себя обнаружат. Над этой книгой работали два автора: немец Петер Шнайдер и швейцарец Томас Кюнг.

Одному следовало бы отображать «взгляд со стороны», другому — «взгляд изнутри». Но поскольку книга не разделена между авторами по главам, подобный подход запутал бы читателя. Поэтому мы оба будем рассматривать Швейцарию и ее жителей с позиций заинтересованного наблюдателя, то есть как бы находясь в гуще событий, но одновременно чуточку отстранен но. Так легче делать некоторые обобщения, не вдаваясь в занудные уточнения.

Истина важна, но и предрассудки не всегда бесполезны. Все, о чем мы свидетельствуем или что мы слегка оспариваем, зависело от настроения, случайностей и субъективных впечатлений. В этом смысле наша книга абсолютна правдива до последнего слова даже тогда, когда в ней встречаются суждения, друг другу прямо противоположные.

Комментарии запрещены.