Разделенная проблема

Разделенная проблемаКак вам уже известно, в Швейцарии все имеет свою историю, к которой надлежит относиться с величайшей серьезностью. Что мы и делаем, вкратце рассказывая, как возникла данная глава, повествующая о кантоне Юра. Ведь перед вами отнюдь не первоначальный текст книги «Инструкция по применению: Швейцария», а ее переработанный вариант.

Изначально здесь грудилось труднообозримое количество цифрового, статистического материала о Швейцарии. А в результате мы лишь напрасно затратили силы на сбор этого материала, а еще кое с кем испортили отношения. Короче, глава со статистическими данными (например: «ежегодный объем питьевой воды состоит на 43% из родниковых вод, на 39% из грунтовых и на 18% из озерных вод, причем 38% общего объема имеют такое высокое качество, что не нуждаются в дополнительной очистке») показалась нашим первым читателям излишне перегруженной, поэтому мы отказались от ее переделки, а предпочли обратиться к другой теме.

Было решено дать более подробный портрет одного из кантонов. Для этой цели мы выбрали Юру.

Разумеется, подобное решение не могло не вызвать неодобрения со стороны прочих кантонов: дескать, почему именно Юре воздается особая честь? Ну, хотя бы по следующим причинам. Во-первых, тут сыграло свою роль чисто эмоциональное отношение к политическому «малышу».

Да и места здесь очень красивы, но иностранным туристам они плохо известны, а сам край переживает период структурных перемен и экономического подъема. И, наконец, многое из того, что на беглый взгляд представляется совершенно не швейцарским, при более внимательном рассмотрении оказывается типично швейцарским.

Словом, случай вполне характерный. Но, пожалуй, то же самое можно было бы сказать о любом кантоне, хотя каждый из них самобытен. В Юре же впервые и единожды с 1815 года изменилась политико-административная карта Швейцарии.

Ведь кантон Юра существует лишь с 1979 года. За свою самостоятельность ему пришлось веками вести упорную борьбу. С 1815 года франкоязычные юрассийские католики, проживавшие в кантоне Берн (по крайней мере, их сепаратистски настроенная часть), стали тяготиться своим подданством и территориальной принадлежностью к немецкоязычному и протестантскому Берну.

И чем дальше, тем больше. Ну, вот мы и заговорили о распрях, хотя склонялись к благодушию и созерцательности, а главное, не хотели затрагивать ни политику, ни историю.

Только в здешних краях без истории не обойтись. Прежде всего, важно различать горную гряду под названием Юра и одноименный кантон.

Невысокий горный массив Юра тянется от Женевы до Базеля и уходит дальше через границу во Францию. Сформировавшись более пятидесяти миллионов лет назад, он дал наименование геологической эпохе, известной по фильму Спилберга о динозаврах («Парк Юрского периода»).

Маленький кантон Юра расположился в этом горном массиве, занимая лишь его незначительную часть. Сглаженная дождями древняя Юра выглядит не так величественно, как гораздо более молодые Альпы.

Пологие склоны, не затмевающие широкого горизонта, зеленые высокогорья, неожиданная смена ландшафтов ласкают взоры. Тому, кто путешествует здесь на автомобиле, приходится лавировать по узким серпантинам, крутым подъемам и поворотам, что вводит в искушение подвергнуть себя испытанию на водительское мастерство, а рессоры — на прочность.

Ведь скоростными автострадами кантон Юра пока не располагает. Зато он славится лошадями. Однако об этом позже.

Удивительно, но в этом крае, где выпадают довольно обильные осадки, совсем немного рек и ручьев. Причина в горной породе.

Некоторые ручьи внезапно исчезают в пористом известняке, чтобы также неожиданно выйти на поверхность в нескольких километрах под новым названием, забыв собственное прошлое и не неся за него никакой ответственности. Спелеологи, аквалангисты, ныряющие в гротах, находят небольшие райские уголки, украшенные сталактитами и сталагмитами.

Известняк определяет и внешний вид многих архитектурных памятников. Слоистые горные склоны, узкие прорези долин, голые отвесы скал замечательно контрастируют с лесами и лугами. Юра полна зелени.

Доминируют сосны и ели. Влажный климат благодатен для грибников. Сильные западные ветры нередко проносятся по территории, которая выглядит на карте эдаким швейцарским отростком, вторгшимся за пределы Франции.

Любимым летним занятием для туристов здесь служат пешие и конные прогулки, а зимой эти места идеальны для любителей пройтись на лыжах. В краю меловых отложений, клюзов (поперечных долин) и карстовых явлений — например, каверн, где исчезают ручьи, — проживает народ, который приезжий люд называет приветливым, открытым и радушным. Новые идеи реализуются здесь легче, чем в иных горных регионах.

Объясняется это, возможно, тем, что местные горы похожи, скорее, на холмы и не слишком ограничивают кругозор. А может, борьба за свободу и независимость сделала юрассийцев более готовыми для интеграции с Европой. Во всяком случае, активное и пассивное избирательное право для иностранцев здесь уже внедрено, от чего другие кантоны еще весьма далеки.

Тем самым мы все-таки подошли к разговору об истории и политике. Проблемой хронологической перспективы оказывается то, что у истории тут вроде бы нет начала. Ведь до бургундцев существовали римляне, а до них — кельты и так далее.

И все они в чем-то повинны, хотя от своей вины открещиваются. Что ж, в таком случае начнем историю Юры с даты, которую легко запомнить.

Год 999. Многие ожидали тогда конца описанного в Библии «тысячелетнего царства» и считали необходимым действовать.

Опасливый бургундский король Рудольф III принял меры, чтобы предотвратить конец света, для чего отписал некоторую часть собственных владений церкви. Епископ Базельский получил в подарок Юру, благодаря чему — тут мы забегаем вперед — на севере Юры сохранился католицизм даже тогда, когда вокруг восторжествовал протестантизм. Следующей важной датой стал 1815 год.

Венский конгресс не только танцевал, но и перекраивал карту Европы, устанавливая новые границы после поражения Наполеона. Епископство Базель (то есть Бернская Юра) отошло кантону Берн, чтобы компенсировать этому кантону утраченную территорию и сделать его форпостом в противостоянии с Францией. Самих жителей Юры, разумеется, никто не спросил.

Ведь могущественные правители всегда считали этот малонаселенный край лишь пространством для тактического маневра. Этим, видимо, и объясняется глубоко укоренившийся скепсис местных жителей по отношению к любым армиям и иным институтам государственной власти.

Свой скепсис юрассийцы не устают подтверждать снова и снова, что особенно ярко проявилось в том большинстве голосов, которым они поддержали конституционную инициативу по упразднению швейцарской армии. С 1815 года раздоры между Юрой и Берном приобрели характер едва ли не вооруженного конфликта. В 1826 году впервые открыто заявили о себе сепаратисты.

Берн неоднократно прибегал к помощи полиции и армии, вел себя как колониальная держава. Одновременно в Юре наметился демографический сдвиг за счет притока малоимущих бернцев.

Они обосновались в южной части Юры, где увеличилась доля протестантского и немецкоязычного населения. Власти Берна стали проявлять благосклонность к этому региону, что приводило юрассийских горцев, живущих на севере, к еще большему упадку. Последний кризис, завершившийся обособлением кантона Юра, разразился в 1947 году, когда юрассийские сепаратисты отреагировали на притязания Берна учреждением организации Rassembkment jurassien.

Антисспаратисты ответили созданием «Демократических сил» (Force democra-lique). Особенно активно выступили молодежные отделения обеих политических организаций.

Молодые сепаратисты называли себя «баранами», а их оппоненты, лояльные Берну, стали именовать себя «кабанами». Военизированные молодежные отряды устраивали столкновения с таким бараньим и кабаньим упрямством, что у следившей за ними остальной Швейцарии их схватки вызывали недоумение и раздражение. Хотя подобные стычки происходили за семью горами, за семью долами, но в конце концов они надоели швейцарцам, поскольку нарушали всеобщее спокойствие и портили имидж мирной страны, гордящейся своим национальным единством.

Сепаратистам удалось достичь невероятного: в 1974 году все юрассийцы — но только они — приняли участие в референдуме по вопросу о том, должен ли возникнуть самостоятельный кантон Юра. Несмотря на массированную пропагандистскую кампанию, организованную Берном (с аргументами, вроде: «политико-административный уродец», «нежизнеспособное образование, обреченное на экономическую катастрофу»), 52% юрассийцев неожиданно проголосовали за новый кантон.

Произошло окончательное размежевание между сепаратистами северной Юры и южной Юрой, лояльной по отношению к Берну. Или почти окончательное, поскольку последнее слово об образовании самостоятельного кантона оставалось за общешвейцарским референдумом. Таковой состоялся в 1978 году.

Около 82% швейцарцев отдали свои голоса в поддержку нового кантона Юра, причем Тессин дал максимальное количество положительных голосов — 95%, а Берн, где этот показатель достиг лишь 70%, отнесся к подобному решению наиболее скептично. Словом, добиться можно всего. Нужно только провести достаточное количество референдумов и победить на них.

Однако не думайте, что проблема разрешилась. Если решение и достигнуто, то лишь наполовину.

Ведь теперь северная Юра хочет объединиться с южной и так далее. Правда, страсти вокруг Юры все-таки немного улеглись, поскольку именно в Романдии дискуссия об интеграции с Европейским Союзом приобрела такой размах, что региональный патриотизм и мини-сепаратизм отошли на задний план. И все же советуем вам помнить о деликатности политических вопросов, а имеющиеся познания во французском языке демонстрировать на ином, более безобидном предмете.

Еще не все раны зарубцевались, кое-кто довольно серьезно пострадал от прежней распри. Верно, однако, и то, что юный кантон Юра вовсе не обанкротился и даже напротив, обретя автономию, пережил экономический подъем, что раньше считалось невозможным.

Зато южная Юра, сохранившая лояльность Берну, проиграла в экономическом плане. Ей приходится бороться с оттоком людских и иных ресурсов, возникла и проблема самоидентификации.

Небольшой кантон, центрами которого служат города Поррантрюи (Прунтрут), Делемон (Дельс-берг) и район Франш-Монтань вокруг городка Сенележье, добился положительных перемен благодаря развитию туризма. Высокий профессионализм сотрудников «Федерации туризма республики и кантона Юра» (тел: 03 29 521 957 или 09 00 556 900) привлекает немало гостей в эти окраинные уголки Швейцарии. Кантон и впрямь невелик, его вполне можно обойти пешком, объехать на велосипеде или на лошади.

И все-таки заработок местных жителей зависит преимущественно от промышленных предприятий, зачастую небольших и не имеющих известных названий, но поставляющих комплектующие детали, например, для таких прославленных часовых фирм, как «Тиссо», «Лонжин», «Эбель» или «Ролекс». Правда, окончательная сборка происходит в иных местах. Делемон — столица нового кантона — некогда служил летней резиденцией базельского князя-епископа, а потому удостоился замка.

Герб кантона свидетельствует о том, сколь значительную роль играет здесь данное историческое обстоятельство, ибо на гербе запечатлен епископский посох, как это имеет место и на гербах кантонов Базель-Штадт и Базель-Ланд. О том же говорит и отсутствие языкового конфликта. Скорее, наоборот — в самом Базеле ощутима духовная близость к Юре и франкофонам.

Франция, Эльзас, Германия, Базель, Берн — этот географический перекресток хотя и пережил немало исторических драм, однако они приносили с собой не только беды, но и обогатили край культурным разнообразием. Архитектура Делемона не пострадала от войн и не изведала разрушений из-за экономического бума, а потому городок похож на музей под открытым небом. Церковь Святого Марселя с ее тремя нефами построена в 1760 году.

За последние годы именно в кантональной столице почувствовалось оживление деловой активности. Пришлось обзавестись административным аппаратом, повсюду развернулось строительство. Одна из достопримечательностей Делемона давно приобрела весьма широкую известность, а именно — швейцарский офицерский нож с белым крестом на красном фоне.

Из Делемона удобно совершать вылазки в ближайшие окрестности, чтобы увидеть барочную церковь в Белле, витражи работы Фернана Леже в храме Курфевра. Отсюда же можно добраться по долине Лауфенталь вдоль реки Бирс до Базеля. А к югу долина Сент-Имье ведет на Биль (франц.

Bienne), минуя Куррендлен, Рош и Мутье (внимание: в этом центре южной Юры проживает значительная доля сепаратистов), Кур и вершину Пьер-Пертюи. Еще можно двинуться через перевал Ле-Ранжье на горе Мон-Терри к Поррантрюи (Прунтрут).

Одни полагают, что название вершины происходит этимологически от Mont Terrible («ужасная гора»), для других это — «гора без источников». Так или иначе, отсюда открывается вид на Ажуа — регион, который почти полностью находится в окружении Франции, Эльзаса и Бургундии, а в языковом отношении он служит границей между франкофонами и немецкоязычным населением. Эту местность использовали для своих передвижений различные армии, а в мирное время ее предавали забвению.

Городок Поррантрюи, где проживают семь с половиной тысяч человек, является административным центром региона. Городок весьма ухожен. Прелесть древних улочек, переулков и домов зачаровывает приезжих.

На городском гербе Поррантрюи красуется дикий кабан. Как уже говорилось выше, лояльная Берну местная молодежь избрала себе в качестве шутливого символа именно это животное. Но то было в прежние времена, а когда Поррантрюи отвернулся от Берна, изменять герб было уже поздно.

Заслуживают внимания памятники архитектуры: замок, крепостные ворота Порт-де-Франс, католическая базилика Сен-Пьер (XIV век), барочные здания в старой части города (например, ратуша); примечателен и фонтан XVI века. А еще городок поражает большим вокзалом, сохранившимся с прошлых времен.

Начало эры железных дорог ознаменовалось присоединением Берна — посредством Юры — к французской железнодорожной сети. Поррантрюи стал воротами во Францию и важным перевалочным пунктом для всевозможных товаров и грузов. Однако после Первой мировой войны Эльзас сменил свою государственно-территориальную принадлежность, поэтому местоположение Базеля оказалось стратегически более выгодным, что и привело к подъему Базеля за счет Поррантрюи.

Для этого края справедливо то же, что и для всей Романдии: не думайте, будто здесь совсем не понимают немецкого. Да, по причинам исторического характера немецкий язык тут не очень в чести, поэтому местные жители хотя и способны объясниться с вами по-немецки, упорно предпочитают французский.

В годы Второй мировой войны именно городку Поррантрюи выпала интересная культурно-лингвистическая роль. Здесь объединились трое студентов, которых волновала судьба соседней оккупированной Франции. Чтобы предоставить французскому языку свободный форум, они учредили издательство «Порт-де-Франс».

Но по окончании войны эта форма культурного Сопротивления утратила изначальное значение, издательство закрылось. Однако трое единомышленников сохранили верность своим идеалам. Жан Кютта стал литератором, «певцом Юры».

Пьер-Оливер Вальзер выпустил большую антологию юрассийских авторов, а Роже Шафтер сделался активным политиком, выступающим за свободу Юры. Как уже сказано выше, с перевала Коль-де-Ранжье открывается вид на Ажуа. Сюда можно добраться машиной.

Если же ехать до Поррантрюи поездом, то маршрут пролегает иначе, через множество тоннелей. Как раз между двумя тоннелями расположился Сент-Урсан. Сверху, от вокзала, взгляд сразу же падает на церковь, а потом на теснящиеся вокругередневековыедома.

Улицы, дороги, мосты, дома — все они как бы устремлены к церкви, перед которой на фонтане возвышается фигура того человека, которому Сент-Урсан обязан своим названием. Это Святой Урсицинус («медвежонок»).

Урс — распространенное имя в немецкоязычной Швейцарии. Романдцы посмеиваются над этим, поскольку им кажется рискованной идея I назвать человека «медведем». Ирландский монах Урсицинус (сначала под другим именем) обосновался в VII веке на диком берегу горной речки Ду. Вскоре далеко окрест разнеслась молва о творимых им чудесах.

Будто бы его осел свалился однажды с отвесной скалы, но объявился вновь целым и невредимым. Впрочем, ненадолго, так как осла задрал медведь.

Монаху это не понравилось, а посему он обуздал того медведя, сделав его собственным вьючным животным, чем отшельник и заслужил свое прозвище. Видимо, подобные чудеса способствовали успешной карьере монаха, ибо жилище Урсицинуса разрослось до аббатства. Монастырь на берегу Ду и его церковь приобрели известность далеко за пределами.

Из Сент-Урсана можно проехать на поезде — правда, лишь с пересадкой — по третьему региону Юры: Фрайберге. Уже упомянутое вольнолюбие юрассийцев отразилось в самом названии региона: Фрайберге (или Франш-Монтань) означает «вольные горы».

В 1384 году базельский владетельный епископ Имъе фон Рамштейн освободил здешних юрассийских горцев от всех налогов и повинностей. Лишился он немногого. Суровый лесистый край, который на зиму закрывали непроходимые снега, все равно не приносил больших доходов в казну.

К тому же епископская милость была далеко не безгранична, поскольку от поборов освобождались лишь те, кто проживал на высоте более тысячи метров. И все же тогдашнее освобождение от налогов возымело такой же эффект, как это бывает ныне.

«Вольные горы» начали притягивать к себе пришельцев из разных мест, особенно тех людей, которым не удавалось найти себе другого пристанища: анабаптистов, гугенотов, вольнодумцев, не желавших никому подчиняться и передававших свободомыслие по наследству. Здесь долго презирались всяческие заборы и ограды; расчищенные участки леса становились общими пастбищами.

Раздолье для коров и лошадей! Именно благодаря лошадям здесь сложилась традиция, до недавних пор связывавшая этот край с остальной Швейцарией.

Смирные и выносливые лошадки «фрайбергской» породы несли службу в швейцарской армии, что обеспечивало постоянный доход многим поколениям юрассийских коневодов. Однако реформа 1995 года, сократившая численность вооруженных сил, оставила без дела и тысячи фрайбергских лошадей.

Впрочем, местные коневоды намереваются сохранить поголовье, найдя ему новое применение. Речь идет, прежде всего, о развитии услуг для туристов.

Например, вас прокатят на фургончике по юрассийским холмам, а если вы |, окажетесь здесь поздним летом, то непременно побывайте в Сенележье на знаменитом конном рынке, скачках и параде лошадей. Этот праздник проводится во второе воскресенье августа. На I нем обычно присутствует множество туристов, но никакой показухи для них не устраивается.

Программа предусматривает различные состязания, аукционы, увеселительные мероприятия, игры и танцы. Признаться, ограничить всю Юру одним лишь кантоном Юра вряд ли оправдано. Ведь весь край от Женевы до Базеля полон своей прелести; она проявляется в многочисленных подробностях, описать которые не представляется возможным, в сотнях кулинарных рецептов, о которых порой мы узнавали лишь понаслышке.

Лучше загляните сюда сами, побывайте в стороне от основных туристических потоков, но не будьте и чересчур легковерны, когда в любом из ресторанов на берегу Ду вам предложат здешнюю форель. Она доставлена сюда откуда угодно, только не выловлена из самой Ду, если, конечно, рыбаком для ресторанного повара не были вы сами.

Но этого — без специального разрешения — делать категорически не рекомендуется.

Комментарии запрещены.