Личности и их свободы

Личности и их свободыВозможно, мы преувеличиваем наши представления об «островном менталитете» швейцарцев. Вполне вероятно, что развернувшаяся в стране общественная дискуссия об отношении к Европейскому Союзу изменит настроения швейцарцев в положительную сторону. Ведь процесс глобализации и углубляющаяся интеграция европейских стран вынуждает участников дискуссии задаться тревожными вопросами: «Что будет дальше?

Присоединится ли Швейцария к Европейскому Союзу? А главное, созрел ли для этого сам Европейский Союз?

» Ведь если взять XIX век, когда демократия подавлялась европейскими монархиями, потом обе мировые войны, а затем и холодную войну, то внешнеполитическая безучастность Швейцарии оказывалась разумной и полезной стратегией для страны. Да и два или три враждебных лагеря неизменно были рады тому, что кто-то остается в стороне, без помех производя оружие и предоставляя нейтральную территорию Для переговоров, иначе сам выбор места встречи способен привести к потере лица.

Применительно к ЕС многие швейцарцы ведут себя аналогичным образом. Историк Жан Рудольф фон Салис так охарактеризовал это на примере отношения швейцарцев к ООН: «Швейцарцы не причисляют себя к остальному миру.

У нас, дескать, все в порядке, нам живется хорошо, мы — нейтралы и демократы, мы свободны, а там, в ООН, полно негров и азиатов, народа опасного. К тому же неизвестно, что затеют американцы, русские или китайцы, поэтому, видит Бог, зачем нам такая компания? Менталитет швейцарцев еще не поднялся до того уровня, на котором находится современный мир».

Если европейских политиков вдохновляет идея объединенной Европы, то швейцарцев характеризует вполне прагматический подход к делу. Относительная изолированность Швейцарии, веками приносившая выгоду, оборачивается все более явственным ущербом. Похоже, все это ощущают, однако многие не хотят до конца осознать, что Швейцария отодвигается на периферию.

Возникает парадокс: чем фатальнее последствия такого сдвига на периферию, тем большее упорство проявляет немалое количество швейцарцев, пытаясь сохранить столь неблагоприятное положение вещей. Яркой иллюстрацией этого служит читательское письмо, опубликованное газетой «Бернер Цайтунг»: мол, усилия группы швейцарских парламентариев из различных партий, направленные на вступление Швейцарии в ЕС, есть не что иное, как «государственная измена политического и духовного характера»; их действия оскорбляют память «сотен тысяч швейцарских солдат, которые в 1939 году были готовы пожертвовать собой и своими семьями, дабы защитить собственную родину от врага, значительно превосходящего Швейцарию в экономическом и военном плане». Правда, когда писались эти строки, наиболее яростные противники вступления Швейцарии в ЕС оказались в меньшинстве, а большинство — пусть с незначительным перевесом — высказалось, по крайней мере, за углубление переговоров с Европейским Союзом, однако осталось впечатление, что швейцарец, говоря о Европе, демонстрирует, скорее, гримасу неудовольствия, нежели радостное ожидание.

И речь не только о проблемах крестьян и ценах на сельскохозяйственную продукцию вроде капусты или телятины. Тема ЕС затрагивает самые чувствительные струны швейцарской души.

Писатель Петер Биксель однажды остроумно заметил: «при въезде в бывшую ГДР красный швейцарский паспорт, к сожалению, не производил на пограничников впечатление дипломатического удостоверения; после исчезновения внутренних европейских границ такое же разочарование швейцарцу приходится испытывать при въезде в Италию, Францию или Испанию. Швейцарский паспорт оказывается обычным загранпаспортом, который на границе ЕС дает право лишь на то, чтобы пристроиться в очередь перед пропускным пунктом с надписью other countries.

Вступление в ЕС могло бы избавить от этого досадного чувства, но тогда придется расстаться со своим особым положением». Столь высоко ценимый прежде швейцарский паспорт теперь ничем не выделяется среди других паспортов. Это странным образом обижает и угнетает швейцарцев.

В обиде проявляется привычное лицемерие: кокетливое самоуничижение маленького швейцарского государства и его граждан (охотно выдаваемое за типично швейцарскую скромность) на поверку оборачивается оскорбленной манией величия. Если отвлечься от всех реальных политических проблем, то вопрос о вступлении в ЕС обнаруживает следующее: особый статус Швейцарии во все большей мере становится попросту неким курьезом. Но что продолжает скреплять Швейцарию изнутри?

Есть разные прогнозы относительно будущего Швейцарии после падения границ внутри Европы. Одни ожидают, что усилится тяготение Романдии к Франции, Тессина — к Италии, только немецкоязычная часть страны останется собственно Швейцарией. Другие утверждают обратное: именно теперь по-настоящему укрепится национальная сплоченность страны.

Если же поговорить со швейцарцами о региональных различиях, то сквозь все заверения о замечательном единстве многообразных культур почувствуется некоторое недоумение, свойственное мужчине, которого принудили поспешить с брачным союзом: «Мы вполне могли бы еще побыть добрыми друзьями, неужели обязательно сразу жениться?!» Зато распаду национального единства противодействует размытость языковых, культурных и конфессиональных границ, а также то обстоятельство, что романдцам присущ больший патриотизм, чем немецкоязычным швейцарцам. Более витиевато эту же мысль высказал Марко Солари — человек, отвечавший за организацию и проведение 700-летнего юбилея: «Швейцария — это конгломерат меньшинств, «оборонительный союз» меньшинств.

Швейцария представляет собой попытку установить гармонию между центробежными силами, которые разрывают нас, и центростремительными, объединительными, которые действуют прежде всего тогда, когда возникает давление извне». А как обстоит дело с иммиграционной политикой? Если вы принадлежите к числу таких людей, как владелец крупного концерна, выпускающего продукты питания, Клаус Якобе, певец и актер Шарль Азнавур, прославленные гонщики Михаэль Шумахер и Кими Райконнен, коллекционер современного искусства и астролог Гунтер Сакс, британский рок-музыкант Дэвид Боуи или актриса Настасия Кински, выбравшим для проживания Швейцарию, то вам нет нужды читать нижеследующий пассаж по двум причинам.

Во-первых, вы располагаете кое-какими финансовыми средствами и громким именем, а во-вторых, вы уже поселились в одном из кантонов, получив все необходимые разрешения. Остается заметить, что Швейцария занимает третье место в Европе после Лихтенштейна и Люксембурга по доле иностранцев среди населения, причем три четверти из них приходятся на выходцев из стран ЕС. Столь высокий показатель объясняется не в последнюю очередь тем, что получение гражданства является делом хлопотным и дорогим.

Это относится и к детям приехавших сюда родителей, которые то ли сознательно отказались от швейцарского паспорта, то ли не выдержали официальной процедуры, предусматривающей довольно неприятные шаги (вплоть до личного ходатайства перед собранием общины). В условиях сравнительно низкой безработицы и постоянного дефицита квалифицированных кадров швейцарская экономика нуждается в иностранных работниках, которые охотно приехали бы сюда, если бы им предоставили такую возможность. К тому же эксперты по вопросам народного хозяйства предостерегают о демографическом старении населения и связанной с этим опасности для пенсионной системы.

Так что, по крайней мере, среди экономистов и предпринимателей признается тот факт, что воспроизвести и удержать прежний уровень благосостояния уже не удастся. Очевидна зависимость страны от мигрантов — во всяком случае, от таких, которые готовы работать. Швейцария живет с сознанием этой проблемы несколько десятилетий, но чувство досады не исчезает.

Дилемму иммиграции удачно сформулировал выдающийся швейцарский писатель Макс Фриш: «Мы звали рабочую силу, а приехали люди». Швейцария долгое время считалась идеальной страной полной занятости.

Это происходило в том числе и благодаря уложению о «сезонных работниках», что до сих пор осознано, похоже, далеко не всеми. В 1991 году Швейцария получила Премию имени Карла Бертельсманна «за образцовую политику регулирования на рынке труда». Здешняя модель действительно успешна, і поскольку количество безработных никогда не превышало в Швейцарии одного процента «при отличном состоянии отношений между партнерами по тарифным соглашениям».

В кризисные периоды сначала сокращаются рабочие места иностранцев и женщин, то есть тех групп, которые зачастую вообще не учитываются статистикой безработицы. В середине 1970-х годов это относилось примерно к ста пятидесяти тысячам рабочих мест, занимаемых иностранцами, что соответствует восьми процентам от общего количества занятых. «Сезонники» представляют собой контингент, который легче всего поддается регулированию.

Тут кроется определенная угроза для будущего: ведь уезжающие назад «сезонники» обычно не знают, что в Швейцарии остаются их пенсионные отчисления, на вы плату которых они вправе рассчитывать. Эти миллиарды франков пребывают на неких счетах, поскольку не востребованы. Пессимисты предвидят возможность нового конфликта, подобного тому, который разгорелся в 1990-х годах вокруг «забытых» денег, принадлежавших жертвам Второй мировой войны.

Однако пока данную проблему предпочитают не замечать, отодвигая ее решение на неопределенное будущее. Сознавая, что Швейцария не может полностью отгородиться от интеграционных процессов, идущих в Европе, если не хочет обречь себя на непоправимое отставание, и стараясь найти компромисс между соблюдением национальных экономических интересов и фобиями по отношению к иностранцам, швейцарское правительство до сих пор высказывалось против присоединения к Европейскому Союзу, но за развитие связей на основе двухсторонних соглашений.

Эти соглашения — которые, к несчастью, должны подписываться каждой страной, входящей в ЕС, — регламентируют и так называемые «личные свободы». Речь идет о том, кто, как и коїла может приехать в Швейцарию или даже избрать ее местом постоянного жительства.

Тут многое изменилось за последние годы, планируются и дальнейшие серьезные нововведения. Можно даже приезжать в Швейцарию без трудоустройства — при условии, что этот человек надежно застрахован от болезней и несчастных случаев, а также достаточно обеспечен в финансовом отношении.

Итак, Швейцария готова открыть свои границы, хотя собирается делать это постепенно, в несколько этапов. Впрочем, решено еще далеко не все. Продолжается полемика о «шенгенском пространстве» и «Дублинском соглашении».

На 2014 год предусматривается, что внутри Европейского Союза будут реализованы все «личные свободы». Распространится и это на Швейцарию, пока сказать трудно. Для граждан Германии, одного из старейших членов ЕС, кое-что значительно упростилось с 1 июня 2004 года.

Раньше швейцарский работодатель должен был представить справку, что не может найти соотечественника на данное рабочее место, а потому вынужден пригласить немецкого гражданина. Теперь это «преимущественное право» швейцарских граждан отменено.

Но поскольку есть опасения, что данная мера вызовет слишком большой приток иностранцев, количество рабочих мест для них лимитировано. До 2007 года лимит ежегодных разрешений на долгосрочное пребывание составляет пятнадцать тысяч, на краткосрочное пребывание — сто пятнадцать тысяч. Для немцев это не слишком большое препятствие.

Теперь они могут даже свободно выбирать место жительства и работы. Да, да — раньше тут возникали серьезные проблемы с миграционной полицией. Швейцарцы любят полный порядок.

Особым случаем являются иностранные граждане, которые живут на родине в приграничных областях, ночуют дома, а на работу ездят в Швейцарию. Тут правила не слишком строги.

Сейчас «приграничникам» достаточно ночевать на роди не лишь раз в неделю. Чтобы подробно описать ритуал получения швейцарского гражданства, одной этой книги не хватило бы. В 2004 году швейцарский народ решал судьбу закона, который упрощал предоставление гражданства иностранцам, особенно родившимся в Швейцарии. Швейцарская народная партия (ШНП) провела агитационную кампанию против «балканизации» страны и «превращения швейцарского паспорта в макулатуру» (на агитационных плакатах грубые темные руки тянулись к документу-святыне).

Проект закона был отклонен. Наибольшее количество его противников набралось в немецкоязычной Швейцарии, что вновь раздосадовало Романдию, которая возмутилась узколобостью немецкоязычных соотечественников.

Чтобы обосноваться в Швейцарии на постоянное жительство, следует, прежде всего, получить работу. Тут могут помочь региональные посреднические центры (Regionalen Arbeitsvermittlungs-zentren — RAV; www. treffpunkt-arbeit.

ch), которые не имеют право оказывать предпочтение местным жителям. В Швейцарии можно без регистрации заниматься поисками работы на протяжении трех месяцев. Соответствующее разрешение — краткосрочное, долгосрочное, на постоянное жительство или для «приграничников» — следует запрашивать у кантональных властей, но прежде лучше ознакомиться с информацией Федерального ведомства по вопросам иммиграции, интеграции и эмиграции (www.

imes. admin. ch). Рабочая неделя длится в среднем 42,1 часа (по Европейскому Союзу — 40,7 часа).

За сверхурочные, как правило, доплачиваются 25%, за работу в выходные — 50%. В Швейцарии принято выплачивать тринадцатую зарплату, однако законодательно это никак не закреплено. Средний отпуск составляет четыре недели (20 рабочих дней). Если праздники приходятся на субботу или воскресенье, то считайте, что вам не повезло.

В Швейцарии пока еще не действует принцип равной оплаты за равный труд. Женщины получают обычно на треть меньше мужчин, особенно если речь идет о профессиях, где требуется высокая квалификация. Налоги удерживаются прямо из зарплаты.

Взимается также церковный налог (вы можете его избежать, заявив, что не принадлежите ни к одной из официальных конфессий) и налог на пожарную безопасность. Наряду с пенсионным страхованием (около 5% от зарплаты) вы должны делать еще и отчисления в пенсионную кассу (около 6%). При смене места работы или переезде необходимо заранее поинтересоваться, как вернуть деньги обратно. Откройте как можно раньше банковский счет или же почтово-чековый счет и выясните, какие страховые платежи делает за вас работодатель, а какие полагается отчислять вам самим.

Иностранные студенты обязаны предоставить официальную справку об учебе в своем университете. На основании этой справки местные регистрационные власти оформляют вид на жительство. Высшие школы также имеют установленные лимиты на количество иностранных студентов, которые нельзя превышать.

Других ограничений на прием студентов (вроде Humerus clausus) в швейцарских университетах пока нет, что делает их привлекательными для иностранцев. Чтобы на наиболее престижных факультетах не возникало перебора, по окончании года проводятся экзамены, которые прежде всего предназначены для отсева неуспевающих. Кроме того, студенты обязаны засвидетельствовать достаточное наличие средств к существованию.

Самым надежным свидетельством является, конечно, солидный банковский счет, но для иностранных студентов сгодится и справка о каком-либо месте с неполным рабочим днем. Правда, заполучить такое место стало почти так же трудно, как обзавестись солидным банковским счетом. Если вы приезжаете в Швейцарию на собственной машине, ее следует зарегистрировать в дорожно-транспортном ведомстве не позже чем спустя двенадцать месяцев со дня приезда.

Но до получения швейцарских номерных знаков машина должна быть подогнана под местные нормы и пройти техконтроль. В Швейцарии предписан определенный набор фар и световых сигналов, а кроме того, установлены жесткие нормативы относительно выхлопных газов.

Машина подвергается ежегодной проверке на соблюдение этих нормативов. Стоимость процедуры колеблется от пятидесяти до ста франков. Поиск квартиры в крупных городах, особенно в Цюрихе и Женеве, становится весьма суровым испытанием.

Арендная плата чудовищно высока, если вам вообще повезет найти сдаваемую квартиру. Следите за объявлениями местных газет, наведите справки в посреднических бюро (правда, их услуги себя почти не оправдывают, хотя совсем не дешевы).

Надумав приобрести дом или квартиру, вы наверняка испытаете шок от запрашиваемой цены. Тут нужно не меньше миллиона. При поисках жилья может помочь работодатель.

Предлагаемые квартиры — если в объявлении нет специальных уточнений — обычно не обставлены. К указанному количеству комнат добавляется наличие кухни (плита, холодильник) и ванной (не всегда). Стиральная машина находится в самой квартире редко.

Как правило, она стоит в подвале, и ею пользуются совместно несколько жильцов. Насколько практичным представляется устройство такой домашней прачечной, настолько же проблематичным оказывается доступ к ней. Нельзя отделаться от чувства, будто швейцарцы прямо-таки наслаждаются созданием для себя проблемы на пустом месте.

Все начинается с ключа к домашней прачечной. Выходит, что это не просто ключ, а (если судить по блестящему эссе писателя Хуго Летчера) нечто вроде проникновения в швейцарский менталитет.

Конечно, с экологической точки зрения гораздо целесообразнее устроить общую домашнюю прачечную, вместо того чтобы каждая семья обзаводилась отдельной стиральной машиной в своей квартире. Но по сравнению с общим уровнем технической оснащенности каждого домашнего хозяйства несовременная возня вокруг общей прачечной выглядит не заботой об экологии, а архаическим пристрастием к таким ритуалам, как соблюдение замысловатого графика пользования домашней прачечной, сложных правил передачи ключей от нее и исполнение жесткого порядка ее уборки.

Малейшее отступление от этих детально расписанных ритуалов (отступление неизбежное, если вы не уродились на свет с неврозом болезненного педантизма) влечет за собой бесконечные нотации и конфликты, которые представляются неотъемлемым компонентом того социального организма, коим является швейцарский коллектив жильцов. Готовы держать пари, что процент разводов среди супружеских пар, проживающих в отдельном доме, существенно превышает аналогичный показатель среди супружеских пар, живущих в многоквартирном здании по той простой причине, что первые лишены такого надежного вентиля для выпускания пара, как порядок совместного пользования общей домашней прачечной.

Кстати, доля владельцев собственных домов от всей численности населения в Швейцарии заметно ниже, чем в остальной Европе. Похоже, швейцарцы догадываются, чего можно лишиться из-за отсутствия ключа к общей домашней прачечной. Например, самобытного эпистолярного жанра, который существует в виде разнообразнейших крупно — и малоформатных посланий, изобилующих восклицательными знаками.

Подобные эпистолы вывешиваются у дверей, стиральных машин и водопроводных кранов или приклеиваются к ним. Отсутствие замечательных образчиков данного жанра в нашей книге объясняется отнюдь не их редкостью, а исключительно недостаточной тягой ее авторов к коллекционированию.

Достаточно забыть в прачечной носок по истечении пользования ею согласно установленному графику, как незамедлительно появится сокрушительная письменная тирада, указывающая, что допущенная небрежность сделала практически невозможным доступ к прачечной для очередного жильца. Это отнюдь не художественная гипербола, а конкретный пример из реальной жизни.

Нечто похожее можно поведать и о том, как обращаются швейцарцы с ключом от общего подъезда. Входная дверь должна быть закрыта на этот ключ.

Если не на весь день, то, по крайней мере, с вечера. Многие подъезды не оборудованы электрическим механизмом, которым можно открыть входную дверь прямо из квартиры. Поэтому к вечернему гостю приходится спускаться со своего этажа вниз, а потом подниматься вместе с ним наверх.

Такие спортивные упражнения совершаются под девизом: зачем упрощать то, что можно сделать гораздо сложнее? К ритуалу с ключом от подъезда можно было бы добавить то же самое о ключе от гаража.

Если вам нужно место для машины, то понадобится еще около ста франков в месяц. Это относится к тому, что в объявлениях об аренде обозначается словами «с учетом» или «без учета дополнительных статей оплаты».

Допустим, вам посчастливилось найти квартиру. Владелец потребует у вас залог в размере от одной до трех ежемесячных квартплат, что вместе с услугами посреднического бюро составит в лучшем случае около восьми тысяч франков за трехкомнатную квартиру, куда лишь на минуту вас допустят для предварительного осмотра. Этот залог полагается вернуть с процентами при выезде из квартиры, хотя некоторые владельцы о процентах якобы забывают.

Кроме того, вам надо обратиться в Swisscom, чтобы подключить телефон (www. swisscom.

cn) и в Billag (www. billag.

ch), чтобы зарегистрировать телевизор и радиоприемник. Дополнительными статьями оплаты считаются также отопление, электричество, кабельное телевидение, водоснабжение и вывоз мусора. Кстати, о вывозе мусора.

Тут уж сразу становится ясно: способны ли вы к полноценной интеграции в швейцарский быт или нет? Собираетесь ли вы использовать мусорные мешки того же цвета, что у ваших соседей? Будете ли вы выставлять мешки на край тротуара за два дня до назначенного срока или же — как положено — накануне вечером?

(Строго по правилам это надо бы делать рано утром в день вывоза мусора, однако столь дисциплинированно не ведут себя даже швейцарцы.) Или же вы — вот так и начинаются войны — под покровом ночи вынесете вонючий мусорный мешок на улицу, не желая оставлять его в квартире до означенной даты вывоза, да еще бросите его в контейнер №107, являясь при этом владельцем контейнера №109.

Лучше не делать этого! Никогда!!! Ведь приобретение контейнера стоит денег, и за вывоз мусора тоже надо ежемесячно платить, а уж если контейнер куплен, то «покупали мы его для себя, так что не думайте, будто всякий может совать туда свой вонючий мешок…

». И не надейтесь на «покров ночи». Не поможет. Соседи быстро найдут виновника, исследовав отходы в своем контейнере.

Некоторые общины уже ввели или собираются ввести плату за вывоз мусорных мешков. (В Швейцарии на улицу выставляются не мусорные баки, а мешки.

) Это обусловило возникновение нового вида криминала: бережливые граждане, особенно автомобилисты, отвозят мусорные мешки в соседнюю общину, где плата за них еще не взимается. Это называется «мусорным туризмом». Соответственно для борьбы с подобными нарушениями появились так называемые «мешочные контролеры».

На основе поступающей информации они проводят выборочную проверку среди подозреваемых злоумышленников. Приводим подлинный текст официального письма, которое направляется нарушителю общественного порядка, выставившему мусорный мешок на край тротуара раньше определенного срока: «Городская служба Цюриха по вывозу мусора Ваш адрес… Наш адрес…

Дата… Глубокоуважаемый….

Участившиеся жалобы, поступающие от жителей квартала, владельцев магазинов и иных заведений по поводу несвоевременно выставляемых емкостей для мусора, вынудили нас произвести с помощью контролеров выборочную проверку относительно правомерности поступающих жалоб. В ходе проверки, состоявшейся утром в понедельник 21 февраля, обнаружен мусорный мешок, выставленный на улицу, хотя согласно объявленному графику вывоз мусор предусмотрен лишь утром во вторник 22 февраля.

Настоятельно обращаем Ваше внимание на статью 18 Положения об уборке мусора, согласно которой под угрозой штрафных санкций запрещается выставлять на улицу мусорные мешки или иные емкости. Поскольку нашим контролерам не удалось переговорить с Вами лично, рекомендуем Вам впредь строго придерживаться указанной статьи. В противном случае нам, к сожалению, придется подать заявление в административный суд на предмет взыскания соответствующего штрафа.

Выражаем уверенность, что Вы заинтересованы в поддержании чистоты и порядка и надеемся на Ваше сотрудничество. С дружеским приветом, руководитель Городской службы по уборке мусора» Не менее аккуратно следует соблюдать правила общежития. Это значит, что начиная с 21.00 (самое позднее с 22.00) даже дышать надо по возможности бесшумно.

Храните тишину! До шести утра. Зато потом уже нельзя жаловаться, если кто-либо, встав спозаранок и бреясь в ванной, включит на полную мощь радиоприемник с дебильной музыкой.

Затевая вечеринку, легко попасть впросак. Допустим, вы предупредите соседей, даже пригласите их к себе, но не исключено, что они придут к вам и присоединятся к веселью, нетерпеливо дожидаясь, пока часы пробьют ровно десять, чтобы, минуту спустя, науськать полицию.

Правила общежития предписывают также обязательное наличие гардин. Наша знакомая дама почувствовала на себе непреложность этого правила: ее оштрафовали, так как было доказано, что она разгуливала по собственной квартире голой, не занавесив окна.

Во всяком случае, если вы заинтересованы в контакте с соседями и вообще в бесконфликтных отношениях с ними, вам надлежит сделать первый шаг. После вашего заселения в квартиру соседи ожидают, что в ближайшие недели вы опустите в почтовый ящик каждому жителю — пусть не всего большого дома, а хотя бы только своего этажа — записку о том, что устраиваете у себя маленький прием для взаимного знакомства.

С их стороны подобных жестов не последует, так как отсутствие вашего приглашения будет расцениваться как знак того, что вы предпочитаете одиночество и не желаете, чтобы вас беспокоили.

Комментарии запрещены.