Швейцарское языкознание

Швейцарское языкознаниеНет, Швейцария отнюдь не является самой многоязычной страной мира, но во всяком случае она возникла на одном из наиболее оживленных перекрестков Европы. От каждого из соседних регионов Швейцария заполучила свой кусочек, не помышляя о том, чтобы ввести у себя единый язык или отдать какому-либо языку главенствующую роль. Официальными языками здесь являются итальянский (родной для пятисот тысяч швейцарцев, живущих преимущественно в Тессине), французский (полтора миллиона швейцарских франкофонов) и немецкий (пять миллионов — практически вся остальная Швейцария).

С 1939 года к ним добавили ретороманский язык. На нем говорят около пятидесяти тысяч человек в некоторых частях кантона Граубюнден, а звучит он как странная смесь из португальского и эсперанто.

Ретийский язык ведет свое происхождение от латыни, а статус государственного он обрел лишь в 1996 году. С тех пор соотношение между переводчиками на ретороманский язык и читателями, владеющими им, явственно сдвинулось в пользу первых.

Швейцарское радио и телевидение регулярно транслируют программы на этом языке, хотя и не в лучшие часы. Сколько у них слушателей и зрителей, никто толком не знает. Вероятно, не больше, чем вмещает зал маленького театра.

Ретороманский язык сохраняется в качестве своего рола музейной реликвии, а потому ни в коем случае не должен исчезнуть. Строго говоря, ретороманский язык представляет собой целое семейство нескольких диалектов, которые отличаются от долины к долине.

Существуют три письменных разновидности: Sursilvan, Surmiran и Vallader. Кто-то из ретороманцев понимает другого, а кто-то нет.

Единый ретороманский письменный язык, названный Romantsch grischun, был создан цюрихским лингвистом Хайнрихом Шмидом в 1983 году. В 1997 году один крупный издатель реализовал то, чего не могли добиться его коллеги.

Он начал выпускать ежедневную газету на ретороманском языке «Ла Котидьяна», что, разумеется, сразу же вызвало политические споры. Может ли монополист в сфере печатных СМИ распространить свое влияние еще и на ретороманцев?

Что произойдет, если проект ежедневной газеты вдруг прекратит существование? А главное, какие субвенции получит эта газета и ее издатель? Вот.

пожалуй, и все, что вам следовало бы знать о ретороманском языке. Право, не стоит умолять какое-либо культурно-просветительское учреждение у вас дома, чтобы оно организовало курсы по изучению этого языка.

Оставьте это занятие швейцарцам. Тем, кто интересуется «философией языка», можно, пожалуй, сказать, что ретороманский язык несколько похож на «приватный язык», как его описывал Витгенштейн. (Только не говорите об этом самим ретороманцам.

) Для швейцарцев же он воплощает собой нечто типично швейцарское, а именно то, что в этой стране региональная автономия и самобытность вполне уживаются с наличием единой национальной идентичности. Более того, именно кажущаяся со стороны парадоксальной гармония между крайним регионализмом и национальным патриотизмом служит непреложным залогом для благополучного будущего Швейцарии.

Впрочем, об этом вы уже слышали. Итак, в Швейцарии говорят на французском, итальянском (с сильным итало-швейцарским акцентом и элементами ломбардского диалекта), ретороманском и немецком языках. О ретороманском уже сказано выше.

С итальянским и французским (если вы владеете этими языками) у вас не будет в Швейцарии ощутимых проблем. Другое дело — немецкий. Хотя таковой якобы распространен в немецкоязычной Швейцарии, это вовсе не настоящий немецкий язык, а так называемый «швицердюч», разновидность алеманского диалекта, что также не вполне верно, поскольку существует множество местных говоров — бернский, цюрихский и так далее, причем каждый из них звучит для чужого уха более чем экзотично.

Самым же экзотическим — даже для самих немецкоязычных швейцарцев — является, пожалуй, верхневалийский диалект, который, по мнению Нобелевского лауреата, писателя Элиаса Канетти, весьма близок древневерхненемецкому. Приезжих этот диалект просто ставит в тупик.

Бытует анекдот о швейцарце, который изо всех сил пытается говорить на литературном немецком языке, а в ответ слышит от немца, что понять «швицердюч», оказывается, совсем не трудно. Если «швицердюч» является для немца практически иностранным языком, то литературный немецкий — иностранный для германошвейцарцев.

Пусть не де-юре, но де-факто. Швейцарец прекрасно сознает это, а потому говорит на литературном немецком языке лишь в крайних случаях и ведет себя тогда так, как общается взрослый человек с тугоухим ребенком, то есть с несколько туповатым видом произносит слова очень громко и излишне отчетливо. С другой стороны, немецкоязычные швейцарцы проявляют немалые способности к иным языкам.

Такова уж их лингвистическая среда с самого детства. К родному языку они питают сильную эмоциональную привязанность, хотя признаются в этом лишь после того, как хорошенько познакомятся с собеседником.

В школе они учат французский, итальянский и, разумеется, английский, а заодно уж немного испанский и португальский. 70% жителей немецкоязычной Швейцарии владеют иностранным языком.

(Тессин демонстрирует еще более высокий показатель. ) Тем самым они хотя и уступают в Европе голландцам (72% владеющих иностранным языком), однако сильно опережают немцев (40%). Швейцарцы охотно блещут своими познаниями перед французами, американцами или итальянцами, прекрасно объясняя имдорогу, чтобы потом, скромно потупив взгляд, выслушать привычный комплимент («Где вы так превосходно овладели английским?

»). Если же им приходится говорить на литературном немецком, который швейцарцы называют «письменным», они чувствуют себя неловко, хотя должны были бы владеть им в совершенстве, поскольку много лет изучали его в школе. Правда, это действительно письменный язык, который не слишком располагает к употреблению его в устном общении, так что средний швейцарец по возможности избегает перевода своей устной речи в «письменную», то есть в литературную форму немецкого языка. А тут уж комплиментов не снискать.

Наряду с языковым барьером между немцами и носителями «швицердюч» существуют и внутри-швейцарские лингвистические препятствия. Не овладев «швицердюч», в Цюрихе не смогут по-настоящему прижиться ни предприниматель из Тессина, ни деловая женщина из Лозанны.

Особенно от этого страдали тессинцы, которые лишь в конце века получили небольшой университет с ограниченным количеством специальностей. Пришлось приспосабливаться к обстоятельствам. 82% тессинцев, для которых родной язык — итальянский, говорят по-французски, 70% — по-немецки. Кроме того, в Тессине поселилось немало немецкоязычных швейцарцев, поэтому там вполне можно обойтись без итальянского. Зато разговорный «швицердюч» осуществляет массированную экспансию. Этому содействует множество местных частных радиостанций, создание которых было разрешено в 1980-е годы. Член правительства из Тессина даже выступил с предостережением о «голландизации» Швейцарии, если электронные СМИ не станут заботиться о чистоте литературного немецкого языка. Для любителей лингвистической экзотики издательство «Хубер-Ферлаг» из Фрауэнфельда выпустило необычный словарь, который пока насчитывает пятнадцать томов, но еше далек от своего завершения. Это словарь швейцарских диалектов и говоров под названием «Швейцарский идиотикон» (Schweizerisches Idiotikon). Являясь самым объемным из словарей немецких диалектов, он содержит не только огромное количество слов и идиоматических выражений «швицердюч», но и служит весьма полным лексиконом местных реалий. В нем также собран словарный запас старых швейцарских диалектов (в том числе валисского из северной Италии), отражено письменное наследие всего региона начиная с XII века, причем особенно подробно описаны XV и XVI века. Учитываются фонетические характеристики, этимология и семантика лексических единиц. Этот крупный проект кормил несколько поколений филологов и лингвистов, чему способствовало правильное распределение работы по времени. Первый том, вышедший в 1881 году, еше охватывал буквы от А до F, второй (1885 г.) уже был посвящен буквам G-H, однако тут же, видимо, появилось опасение, что дело продвигается чересчур быстро. «Вероятно, появятся дополнения к самым старым томам, а возможно, будет подвергнут переработке весь проект. Будет подготовлено и удешевленное массовое издание», — говорит главный редактор Петер Отт. Заинтересованность в подобных перспективах легко понять, так как государственный бюджет ежегодно выделяет на финансирование проекта более миллиона франков.

Комментарии запрещены.