Даже у австрийских соседей Швейцарии дело обстоит совсем иначе: бывший канцлер Бруно

Даже у австрийских соседей Швейцарии дело обстоит совсем иначе: бывший канцлер БруноКрайски, киноактер и политик Арнольд Шварценеггер, рок-певец Фалько, актрисы Эрика Плухар и Роми Шнайдер, художник-акционист Андре Хеллер, скандальный политик Йорг Хайдер, гонщик формулы 1, чемпион мира Андреас Лауда, скульптор Альфред Хрдличка, кинорежиссер Билли Уайлдер (незабвенный фильм «В джазе только девушки» с Мерлин Монро) обладают гораздо большей харизмой и ведут себя куда вольнее, чем многие швейцарские знаменитости. Не случайно именно среди швейцарских предпринимателей и финансистов встречаются личности, которые отличаются решительностью, харизматичностью, находчивостью, а также упорством, бойцовским характером, хитростью и беззастенчивостью. Они не стремятся любой ценой обратить на себя внимание широкой публики, однако и не уйдут в тень под пристальным взглядом общественности.

Нежелание высовываться имеет и еще одну причину. Тому, кто не слишком известен, проще ловить рыбку в мутной воде. «Звездам» такого рода не слишком интересна политика, скучная работа по достижению компромиссов, сопровождающаяся вечным брюзжанием средств массовой информации.

Волнение по поводу реформы пенсионного законодательства вызывает у таких людей куда меньший выброс адреналина, чем многомиллиардная сделка. Но и предприниматели не лишены скромности.

У дипломатов также не принято осложнять свою профессиональную деятельность чрезмерным честолюбием. Томас Борер, бывший швейцарский посол в Берлине, и его супруга Шон Филдинг относятся к числу явных исключений из общего правила.

Хотя его интрижка «на стороне» так и не была доказана, Борер был уволен с дипломатической службы, что свидетельствует о ханжестве в этой среде. Похоже, та энергия, которая в иных странах расходуется на удовлетворение честолюбивых амбиций, в Швейцарии делает людей унылыми трудоголиками или уходит на совершенствование владения английским языком. Однако скромность и сдержанность швейцарцев (наряду с низкими налогами) привлекает в эту страну многих настоящих «звезд» мировой величины.

Британский рок-музыкант Дэвид Боуи, голливудская кино-дива Элизабет Тейлор и ее французский коллега Ален Делон, знаменитые автогонщики Ален Прост или Михаэль Шумахер с удивлением и удовольствием обнаруживали, что хотя здесь их явно узнают на улице, но никто не докучает приставаниями. Правда.

Шумахер при переезде в Вольфхальден сумел убедиться, что ведомство экологической защиты не допускает для мировых знаменитостей ни малейших поблажек. На номерном знаке каждого автомобиля красуется швейцарский герб, а над каждой колонией садовых участков трепещет государственный флаг, но сами швейцарцы немного гордятся тем, что не склонны к демонстрации патриотизма на американский манер.

Текст национального гимна знают наизусть лишь немногие, не говоря уж об его понимании. А национальная сборная по футболу имеет прекрасную отговорку, чтобы не петь гимн перед началом международных матчей. Конечно, мелодия для всех едина, зато слова-то разные (немецкие, французские, итальянские).

Столь разноголосое исполнение обернулось бы для команды жутким фиаско, которое сразу же ободрило бы противника, дав ему решающую психологическую фору. А вот местнический патриотизм в Швейцарии довольно распространен. Комик Виктор Джакоббо как-то сказал, выражая мнение многих соотечественников: «Бывая за границей, я избегаю швейцарцев; они назойливо напоминают мне, что я и сам принадлежу к их числу и, возможно, веду себя точно так же. Чувство весьма неприятное».

Вам наверняка доведется встретить швейцарцев, которые будут открещиваться от любых черт швейцарского национального характера, утверждая при этом, что обожают испанцев, перуанцев или заирцев. Подобный собеседник ловко орудует китайскими палочками для еды или прекрасно варит украинский борш, коллекционирует бразильские пластинки и посещает курсы языка хинди для продвинутых.

Экзотика манит. Патриотизм, скорее, практикуется в местных масштабах.

Несколько речей, которые почти никто не слушает, небольшой фейерверк — так отмечается 1 августа, день национального праздника. Швейцарцы вообще не любят широких патриотических жестов.

Когда Борис Беккенбауэр после победы ФРГ на футбольном чемпионате мира в 1990 году заявил, что в ближайшее десятилетие немецкий футбол будет доминировать в Европе, швейцарцы только покачали головой. Подобные слова здесь вслух не произносят, даже если они вертятся на языке. Если же кто-либо добивается значительного успеха, он не ведет себя, как Рэмбо, а словно извиняется за свои достижения.

Exgusi! — так звучит заимствованное из французского извинение на швейцарском немецком.

Вы услышите его, например, в универмаге, когда тележка другого покупателя наедет на вас, а сам он, слегка отодвинув вас локтем, протиснется перед вами без очереди к кассе. В очередях швейцарцы обычно нетерпеливы, они частенько (причем несправедливо) ругают своих чиновников и работников почты, паспортных бюро и транспортных служб, которые якобы слишком медлительны, поэтому нередко швейцарец старается незаметно протиснуться вперед без очереди.

Важно, чтобы все делалось максимально быстро. Если кто-то обнаружит, подойдя к кассе в супермаркете, что ему не хватает денег, очередь накажет его укоризненными взглядами и нетерпеливыми вздохами, но не за то, что он неплатежеспособен, а за задержку, за созданный затор, который заставил других ждать и понапрасну терять драгоценное время.

Комментарии запрещены.